May 22nd, 2010

anyuta

Еще один знакомый сиделец

Узнал - с некоторым запозданием - что иранский режиссер Джафар Панахи не смог приехать в Канны, где он был членом жюри, потому что сидит в тюрьме в своем родном Иране (подробности - тут)
Тут же я вспомнил, что много лет назад - осенью 1998 года - видел Панахи на рижском фестивале Арсенал, где он показывал свой фильм "Зеркало", про девочку, которая одна идет из школы, а съемочная группа тайно следует за ней и снимает. Фильм был совершенно прекрасный и один из эпизодов я помню до сих пор: девочка встречает человека, который много лет назад озвучивал Джона Уэйна. Он рассказывает ей об этом, но при этом в кадр он не попадает и поэтому мы опять только слышим его голос.
Короче, хорошее киноманское кино.
Там же, в Риге, случилась прекрасная история, которую я тогда же рассказал в журнале "Амадей":
Ислам и алкоголь
Как известно, на закрытии "Арсенала" каждый из участников конкурса должен отпить напитка-спонсора - в прошлый раз им был "Баккарди", а в этот - "Джек Дэнниэлс". Среди участников конкурса был иранский режиссер Джафар Панахи, автор изящного фильма "Зеркало". В скобках отмечу, что иранское кино было вообще хорошо представлено в Риге: была показана специальная ретроспектива, зал на которой был - совершенно справедливо - забит под завязку. Оказавшись на сцене с "Дэнниэлом" в руке Панахи внезапно сообразил, что если ему повезет и пуговица будет в его бокале, то именно в таком виде он и будет запечатлен фото- и телекорреспондентами. Вероятно, вспомнив, что скандал, разразившийся в Иране, когда на церемонии вручении Каннской Золотой ветви его соотечественника Абаса Кьеростами поцеловала вручавшая приз Изабель Аджани (как он мог позволить... вести себя так непристойно... как раз тогда, когда он представлял весь мусульманский мир... и так далее), он в замешательстве вертел в руках бокал с непрозрачной жидкостью, стремясь различить на свет счастливую пуговицу. Когда же рядом раздался счастливый крик Нины Менкес, Панахи, убедившись, что на него никто не смотрит, не без удовольствия опрокинул стакан виски. Надеюсь, что "Амадей" не достигнет Ирана - в противном случае, советую Панахи все отрицать и обвинить меня в клевете, списав все на арабо-еврейскую вражду.
А приз Панахи все-таки получил - приз ФИПРЕССИ, присуждаемый международным жюри кинокритиков более традиционным способом, без всяких жребиев.

Щуточки шуточками, а ведь добрались иранские власти до Панахи.
Пожелаем ему освобождения.