September 20th, 2014

anyuta

(no subject)

Этим летом я опубликовал второй том трилогии “Живые и взрослые”. Как известно, я решил не издавать его на бумаге – в частности, потому, что мне было интересно, сколько зарабатывает книга в Интернете. Я обещал рассказать о результатах – выполняю.
Разместился я в трех местах: на Kroogi.com (система pay-as-you-want), сайт Bookmate (абонентная подписка) и новая система Ridero, раскидывающая книжку по разным продающим сайтам – от LitRes’a до Amazon’a (где, почему-то, не удалось сейчас ее найти, так что ссылки не будет).
За два месяца выяснилось, что LitRes генерит денег больше всего, но из-за больших вычетов, самым финансово успешным вариантом оказываются Kroogi, принеся мне примерно в полтора раза больше, чем LitRes и раз в пять больше, чем Bookmate. При этом, количество людей, которые скачали книгу на Кругах и прочли на Букмейте примерно одинаково.
Скажу честно, что деньги эти не очень большие. Гонорар от издательства был бы больше (хотя тоже не ахти какой).
По ходу дела выяснился еще один интересный факт: читателям активно не нравится обложка и они уговаривают ее сменить. У меня нет никаких идей, как должна выглядеть обложка, поэтому я хотел спросить - вдруг среди моих читателей есть художники и/или дизайнеры и вдруг кому-нибудь будет интересно такую обложку сделать? Я буду страшно признателен и благодарен. К тому же Ridero в лице Александра Гаврилова обещает запустить Print-on-demand в самое ближайшее время, так что можно будет в какой-то момент книжку с этой обложкой подержать в руках.
На днях, кстати, выложу на Google Books - и через месяц продолжу рассказ о том, как идут продажи
anyuta

Победители

На днях господин Мединский призвал вырастить "поколение победителей". Как бы не был неприятен он лично и все, что он делает и олицетворяет, идея про "поколение победителей" (по крайней мере, вырванная из контекста) - правильная. Потому что она про то, что нужно сделать так, чтобы люди перестали считать себя жертвами.
Я подозреваю, что на самом деле Мединский этого не хочет - но я считаю, что возрождение России (когда оно случится) должно начаться с этого: нужно избавиться от синдрома жертвы.
Поясню на примере девяностых годов.
В свое время надо было бы сделать так, чтобы люди, прошедшие через девяностые, чувствовали себя победителями и хоть немного, но гордились собой. Ведь они (мы) были победители во многом - как минимум мы выжили в тяжелых условиях, к которым нас никто не готовил. И я имею в виде не только тех, кто ушел из старой профессии в новую, или вообще занялся бизнесом - но и тех, кто сохранил верность тому, что выбрали когда-то, тех ученых, учителей и врачей, которые смогли прожить это десятилетие, занимаясь тем, что считали правильным.
Так вот, я считаю, что эти люди - победители.
Но никто им об этом не сказал в двухтысячные. Им зато сказали, что они - жертвы, что государство их бросило, а теперь, слава богу, подберет обратно и поможет им. Ну, потому что государству (любому, к слову) удобней, когда его население - жертвы, которым надо помогать.
Конечно, понимание того, что ты на самом деле прожил девяностые героически, может прийти только если для начала как следует признать и проработать травму, которая девяностым сопутствовала. Но этой травмой никто не занимался - условному Первому Каналу было выгодно сделать вид, что это было позорное десятилетие, которое нужно забыть и сделать вид, что единственное, чему можно научиться из этого опыта - мысль, что не надо раскачивать лодку, а то будет как в девяностые. Условные либералы презирали тех, для кого девяностые остались травмой и предпочитали прославлять тех, кто преуспел - между тем, еще раз повторю, подлинными героями были не те, кто преуспели (у них, как правило, были хорошие стартовые условия - как минимум, они были умные и хваткие), а те, кто просто прожил это десятилетие - как солдат, который дожил до победы, так и не совершив не единого красивого подвига, а просто голодал, мерз, брел сковзь холод и ночь, хоронил друзей, копал окопы и иногда стрелял.
Короче, если бы восторжествовал этот подход к девяностым - - мы жили бы сегодня в другой стране.
И когда условные либеральные интеллектуалы спрашивают "а что мы сделали не так, что у нас теперь чувство, что мы все проебали?" - вот это я и могу им (на самом деле, разумеется, не им, а нам) ответить.
anyuta

"Путин", елизаветинская трагедия

Весной в Париже я сходил в Театр дю Солей (не путать с цирком) на Макбета. Прекрасный спектакль и замечательный театр, но я не о том. Размышляя о Макбете, я подумал, что можно было бы написать настоящую елизаветинскую драму из современной российской истории. В четырех актах. В главной роли я видел кого-то вроде Орсона Уэллса (хотя злые языки говорят, что лучше бы Безрукова, потому что он всегда всех играет). Трагедия должна была называться «Путин» и я даже написал краткий синопсис. Это было как раз в тот момент, когда временно казалось, что Крымом дело ограничится – но ровно на следующий день в Донбассе все активизировалось и я решил недельку подождать с тем, чтобы этот синопсис выкладывать в фейсбук. Так каждую неделю я его на неделю откладывал, а сейчас решил – чего уж там, все так быстро меняется, что можно считать историческим документом. Тем более, что зритель знает больше о том, что будет после того места, где я остановился.

Поэтому – вот синопсис елизаветинской трагедии «Путин».
(На всякий случай я должен предупредить, что совпадение героев пьесы с реальными историческими персонажами примерно как у Шекспира – то есть очень приблизительное. Так что если кто получился не похож – не обижайтесь!)

1 акт.
Борис Березовский предлагает Путину власть. Путин колеблется. Березовский рассказывает, как много добра он может сделать для России и Путин соглашается.
Его жена Людмила боится, что за государственными делами Путин забудет о простых радостях семейной жизни. Путин клянется ей памятью своего покойного отца (или чем там клянуться у Шекспира?), что никогда не перестанет ее любить.
Заговорщики осуществляют взрывы домов в Москве и развязывают войну в Дагестане и Чечне. Путин становиться Правителем России и изгоняет Бориса Березовского в Лондон.
Примечание: тут, конечно, важен не сюжет (который более ли менее известен), а общий масштаб действющих лиц и накал страстей. Например, изгоняемый Березовский произносит монолог о том, что никогда еще ребенок не предавал отца так коварно, и даже царь Эдип, спеша к постели Иокасты, убил отца почти случайно на перекресткте трех дорог. Но ты не так! Расчетливо и хладно ты подготовил свой удар – короче, говорит долго, проклинает Путина и уходит, запахнувшись в плащ.
Путин тоже запахивается в плащ и замирает посреди сцены – одновременно скорбный и горделивый.

2 акт.
Здесь не очень хорошо с историческими событиями. Ну, лодка потонула. Ну, Беслан и Норд-Ост... короче, начинается второй акт с того, что Путин отменяет в России выборы. Его приближенные, сжигаемые мелочными чувствами, знакомят его с Алиной Кабаевой и между ними вспыхивает страсть. Людмила ломает руки на заднем плане. От любви Путин теряет волю и выдержку, приближенные уговораривают его отменить в России выборы и стать пожизненным правителем страны. Но в последний момент Путин отменяет уже готовое решение. Монолог о том, что он хочет быть легитимным правителем и жить по закону.
Он зовет к себе Дмитрия Медведева и говорит, что пусть тот правит Россией четыре года, а потом пусть решит народ кто останется правителем! Медведев отвечает (монологом), что не обманет доверия Путина и уходит, запахнувшись в плащ.
Путин тоже запахивается в плащ и замирает посреди сцены – гордый тем, что выполнил свой долг

3 акт.
Прошло пять лет. Путин и Медведев стоят у окна в Кремле. Снаружи беснуется толпа, вздымая над головой белые ленточки. Крики «Смерть тирану!». Путин говорит Медведеву, что тот обманул его доверие и вверг страну в хаос. Теперь он будет править железной рукой.
Медведев уходит, запахнувшись в плащ. Гонец приносит письмо из Лондона. Борис Березовский пишет, что его проклятие сбылось, народ поднялся против тирании и в Лондоне своем уже готовит челн и белого коня для въезда в новую столицу. В ярости Путин разрывает письмо и зовет к себе тайных убийц, которым велит убить Березовского прямо в ванной. Убийцы уходят, Путин отправляет свою жену в монастырь.
Акт заканчивается присоединением Крыма. Войска маршируют, Путин запахивается в плащ и замирает посреди сцены в кровавых отблесках огня, окончательно превратившись в тирана

4 акт
Как известно, никто нынче не умеет писать шекспировские пьесы, поэтому на то, чтобы научиться, уйдет много лет. К этому моменту мы узнаем, что будет в четвертом акте (кстати, поймем надо ли вводить в третий акт Навального или, наоборот, во второй – Ходорковского).

В любом случае, мы все знаем чем кончаются трагедии Шекспира, не правда ли?
anyuta

И немножко о слове "либералы".

Мне кажется, это вконец бессмысленное слово в России сегодня. И вконец бессмысленно сведение всей оппозиции Путину к либералам и националистам. На самом деле речь идет о людях, которые хотели бы, чтобы в России осуществился европейский путь развития в смысле базовых вещей - разделение властей, сменяемость власти, работающие суды и так далее. У них всех довольно разные взгляды, вообще-то.
Хороший пример - люди из журнала Афиша двухтысячных. Они ни фига не "либералы" в том смысле, в каком "либералы" - это Пархоменко и Шендерович. Данилкин любил Проханова, куча народа очень любило Летова - но при этом они все, конечно, хотели, чтобы люди в России были свободными, суды работали нормально, выборы не фальсифицировали и так далее. И когда я говорю "мы" (в том числе в контексте "что мы не сделали, хотя могли") - я говорю о людях этого типа, а вовсе не о каких-то сферических "либералах в вакууме".
И, очевидно, что сведение противников нынешней власти и нынешнего курса к "либералам" - это во-первых неверно, а во-вторых вредно.
Может, начать банить за это слово?