Sergey Kuznetsov (skuzn) wrote,
Sergey Kuznetsov
skuzn

Categories:

Как я остался без выходных и почему до сих пор не жалею об этом

Сидя на берегу моря, я решил написать несколько давно планировавшихся текстов для ЖЖ. Первый – про то, как я едва не сдох в неделю перед отъездом, потому что все выходные перед ней провел вставая в семь утра и по десять часов в день обучаясь искусству ведения переговоров.
Впрочем, все по порядку.

В то время, пока я жил в Стэнфорде, я совершенно не планировал заниматься в России бизнесом – и поэтому почти не ходил в местную знаменитую бизнес-школу (разве что временами на курс про кино, куда приглашали разных восходящих знаменитостей, типа Александра Пенна, который уже снял «Выборы» и как раз приступал к «О Шмидте» - но об этом в другой раз). Последние пару лет, когда выяснилось, что SKCG действительно - развивающийся и растущий не по дням, а по часам бизнес, я время от времени сетовал об упущенных возможностях. Мол, неплохо было бы иметь в этой области нормальное образование – и при этом я понимал, что у меня нет, да и не будет ни возможности, ни желания поехать на год или два в хорошую западную бизнес-школу… к тому же я не уверен, что все, что там рассказывают, мне пригодится. Корочка же, я надеюсь, мне никогда не понадобиться.
Короче, когда Федя Шеберстов предложил мне сходить на один из модулей образовательной программы, которую они устраивают в Москве, я почти сразу согласился. Я понятия не имел, кто такой Ингемар Дирикс, знал только, что INSEAD считается лучшей европейской бизнес-школой, да и тема – что-то там про переговоры – мне была близка. Если б речь шла о фондовых рынках – в жизнь бы не пошел.
Федя говорит, что слово «тренинг» не подходит, потому что на тренинге натаскивают, а здесь реально читают соответствующий «инсеадовский» курс, только сжатый до трех дней по десять часов в каждом. Я бы назвал это словом «интенсив» - тем более, что ощущения в самом деле очень интенсивные.
Первый день завершился легкой депрессией. Неожиданно понимаешь, сколько элементарных ошибок ты сделал за последний год – и сколько денег потерял. Больше всего обидно то, что теоретические знания были у меня и раньше – но в условиях реальных переговоров они куда-то испарялись и я начинал вести себя именно так, как не следует. Не всегда, конечно, но чаще, чем мне хотелось бы.
Именно поэтому я не буду пересказывать то, что Дирикс объяснял три дня – потому что в качестве краткого саммари все это производит впечатление очевидных вещей. Основной пойнт – в сочетании кейсов, живого общения, анекдотов и ярких примеров, часть из которых – в меру анекдотично.
Например, мы довольно долго разбирали ситуацию «Вы – мэр небольшого городка. После победы на выборах вы назначили начальником полиции некого Дэнни, оказавшего вам помощь при выборах. Но вот теперь к вам является представитель полицейских по имени Джек и говорит, что либо вы увольняете Дэнни, либо они начинают баставать. Честно говоря, Джек не знает, что Дэнни вам уже совершенно не нужен – и потому настроен крайне решительно. Он вваливается в ваш кабинет и говорит «Билл, вы увольняете Дэнни, да или нет?» Ваши действия?»
От разбора этой ситуации я получил такое удовольствие, что несколько раз разыгрывал ее со знакомыми в ту самую неделю, когда чувствовал себя полуживым от воскресного недосыпа.
Половина анекдотов была восхитительно антиамериканскими – точнее, анти-Бушевскими. Впрочем, один из главных принципов («Задавайте открытые вопросы») был проиллюстрирован давно известным анекдотом «Рэбе, почему вы, евреи, так часто отвечаете вопросом на вопрос?» - «А почему нет?»
В кулуарах все оживленно обсуждали применим ли опыт Дирикса к местной специфике. Поначалу у всех было ощущение, что переговоры затянутся до бесконечности и партнеры будут крайне раздражены таким поведением. (Участники интенсива, кстати, были из малознакомых мне областей – инвестиционные фонды, крупные консалтинговые компании и так далее. Общению это ничуть не мешало. Между делом узнал для себя много нового).
Одно из главных моих приобретений – я совершенно потерял желание «договориться побыстрее». Из опыта я и сам знал, что быстрые переговоры ни к чему хорошему не приводят – все проблемы вылезают позже. Оправдания «у меня нет времени месяцами переговариваться» тоже не выдерживают критики – как правило предмет переговоров достаточно значителен, чтобы потратить лишние пять-десять часов. Дирикс говорит, что люди, которые хотят договориться побыстрее, просто чувствуют себя некомфортно в процессе переговоров. Вероятно, так и есть – во всяком случае все переговоры, прошедшие после интенсива, я проводил неспешно и с огромным удовольствием.
В воскресенье вечером мы отправились пить пиво, и кто-то сказал, что если Федя еще раз привезет Дирикса, то он придет его снова слушать – потому что ему кажется, что такой интенсив - как йога или айкидо: чем более продвинут ученик, тем больше он может извлечь.
Уж не знаю, пойду ли я на Дирикса второй раз, но вот в конце июня Шеберстов привозит Дэвида Брэдфорда, до которого я так и не дошел в Стэнфорде – и на него я, пожалуй, тоже схожу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments