Sergey Kuznetsov (skuzn) wrote,
Sergey Kuznetsov
skuzn

Categories:
Тут я как-то пропустил волнующую историю с Гюнтером Грассом.
Когда я, наконец, с ней ознакомился она выглядела анекдотом: Грасс за неделю до выхода автобиографии, пишущиий, что он служил в СС и не сделал ни одного выстрела; Грасс, который проклянал Рейгана и Коля, за то, что те посетил кладбище, где, помимо прочих, лежали 24 эсэсовца; идиоты, требующие забрать Нобилевку назад; Лех Валенса, требующий не срать с Грассом на одном гданьском поле; мэр Гданьска, расстроганный письмом Грасса, которое ему еще не кончили переводить с немецкого...
чистый анекдот. Дурной анекдот, добавлю.

Лучше всех про эту историю написал историк Найел Фергюссон из Гарварда. Рассказывая о другом, столь же анекдотическом случае с "помилованием" дезиртиров Первой Мировой, он пишет:
Таким образом, 'ретроспективное помилование' дезертиров времен Первой мировой войны - столь же пустопорожняя затея, как и 'ретроспективное осуждение' немецких призывников времен Второй мировой. Гарри Фарр и Гюнтер Грасс были лишь крохотными винтиками в чудовищной мясорубке 'тотальной войны'. Поэтому вопрос 'Папа, что ты делал на войне?', который дети задают ветеранам, должен бы звучать по-другому - 'Что война сделала с тобой?'

по-английски, кстати, еще красивей: That is why the real question children should ask of veterans is not "What did you do in the war, daddy?" but "What did the war do to you?"

Именно этот вопрос меня обычно и занимает, когда рассуждают о том, с чьей стороны больше жертв и кто лучше воюет на очередной войне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments