Sergey Kuznetsov (skuzn) wrote,
Sergey Kuznetsov
skuzn

Categories:

Массовое убийство в Вирджинском политехе

Одна моя знакомая, узнав про бойню в университете Вирджинии, сказал:
- Да, жалко людей, но отчего так много шума? Ведь каждый день в авариях гибнет куда больше.
Можно было бы ответить, что рассредоточенные смерти не так впечетляют, как массовое убийство или что смерть в аварии говорит нам о случайности, а бойня – о существовании зла как такового. Но первое, что пришло мне в голову - в вирджинской истории помимо погибших есть еще одна жертва.
Это – убийца.
Чем больше я читал об этой истории, тем сильнее мне становилось жалко этого корейского мальчика, который чувствовал себя совсем чужим в коледже для не слишком умных детишек из богатых Вашингтонских семей. Мальчика, который страдал от аутизма и депрессии, кажется, даже пил прозак. Который писал такие тексты, что соученики по классу «творческого письма» нервно хихикали, так много там было насилия, а учительница предпочла заниматься с ним один на один. Он ни с кем не дружил, нелепо и бессмысленно пытался приставать к девушкам, называл себя «вопросительным знаком» и – судя по снимкам, посланным на NBS - любил фильм «Олдбой».
Многие хорошие ребята любят фильм «Олдбой», если честно.
Я думаю, слишком пафосно говорить о том, что он боролся с демонами, которые его одолевали. Какие, к черту, демоны – он был депрессивный задрот, неспособный общаться с людьми, не знавший, что делать с собой и другими, и не нашедший ничего лучшего, чем купить два пистолета и расстрелять тридцать с лишним ни в чем неповинных людей.
Среди убитых был израильский профессор, переживший в свое время Холокост – еще один концентрированный массовый кошмар. В глубине души он, вероятно, в любой момент ожидал от жизни повторения чего-нибудь подобного. Поэтому и не растерялся - прикрыл собой дверь, крикнул студентам, чтобы прыгали в окна – и получил свою пулю. Прямо в день поминовения погибших в Катастрофе.
Я не хочу сказать, что профессор недостоин скорби. Но просто он умер как герой, к тому же - еще раз избежав статуса безропотно гибнущей жертвы. Если честно, я бы хотел себе такой смерти – возможно, чуть в более преклонном возрасте.
А бедный кореец, любивший хорошее кино и писавший безумные тексты, умер так, что никто не скажет о нем доброго слова – и правильно, что не скажет. Потому что он – не справился и умер как последний мудак.
Мне жаль его до слез – и если в самом деле существует еще одна жизнь, пусть на этот раз у него хватит сил ограничится текстами про бензопилу и фильмами про кровавую месть. И пусть Тот, Чье милосердие бесконечно, пошлет ему героическую смерть от пули бессмысленного маньяка-убийцы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →