Sergey Kuznetsov (skuzn) wrote,
Sergey Kuznetsov
skuzn

Categories:

Про свободу

Раз уж у меня такой день про ЖЖ, то напишу еще одну мысль, которая мне на днях пришла в голову.
Представим себе модельную ситуацию. Родители не отпускают мальчика-подростка (лет десяти, скажем) гулять одного. Ну, до ближайшего магазина можно, а, скажем, до метро дойти и к приятелю поехать - уже ни-ни. Подросток возмущается и сетует на отсутствие свободы.
Родители в ответ говорят: послушай, милый. Если бы ты выходил не только в ближайший магазин, но и ходил к метро (где еще один магазин), мы бы тебя быстрее стали отпускать. А так - у нас ощущение, что ты не справишься с таким сложным маршрутом: до метро, в метро, от метро...
Нет, говорит мальчик, до метро мне неинтересно. Мне бы хотелось сразу к приятелю в гости, зачем мне в магазин идти? А если вы меня к приятелю не отпускаете, я и в ближайший магазин не пойду.

Сначала я подумал, что эта история - про ответственность. Если хочешь быть взрослым - то, будь добр, ходи в магазин.
Потом я понял, что это еще и история про то, как завоевывается свобода.

Потому что в каждый момент у каждого из нас есть не просто то, что разрешено - и то, что не разрешено. Но есть некая область (довольно обширная) в которую попадает то разрешенное, что мы не делаем. Потому что боимся, или неинтересно, или считаем, что раз уж есть что-то неразрешенное, то свободы нет воообще и чего уж там...
Есть три различных подхода. Можно упорно вторгаться в эту зону разрешенного и ее де факто расширять. И можно продолжать туда не лесть, оставаясь внутри установленных рамок. И можно минуя эту разрешенную, но неиспользованную область, сразу переходить к штурму небес.
Я не готов сказать, что в первом случае область разрешенного будет обязательно увеличиваться. Но я абсолютно уверен, что во втором случае она будет уменьшаться.
Потому что если люди не пользуются своими правами - они их теряют. Потому что если мальчик не будет ходить и в ближайший магазин, то его туда скоро в самом деле будут бояться отпускать. Эту модель поведения можно назвать "модель отказа".

Третий подход самый рискованный. Можно просто сбежать из дома. Сказать, что идешь в магазин и уехать к приятелю.
Назовем ее "модель хулигана". Вероятно, мальчика после этого поймают и из дома опять-таки не будут отпускать. А, может, скажут: ну и хрен с тобой, езди. Рискованный подход, я же говорю.

Политические следствия здесь понятны. У нас всех есть множество прав, которые мы не используем. И, разумеется, эти права у нас мало-помалу отбирают.
Например, я убежден, что уродство современного российского ТВ объясняется прежде всего не цензурой Кремля, а самоцензурой. Причем часто даже не руководства каналов, а самих журналистов. Этот механизм многократно описан применительно к брежневским семидесятым - и я не вижу оснований полагать, что в путинские двутысячные он стал другим. Это - политическое применение "модель отказа".
Как выглядит "модель хулигана" все тоже понимают.
Я не хочу сказать, что эта модель плоха (про модель отказа от прав понятно, что она плоха). Так вот, плохо то, что в результате разумное конструктивное поведение исчезает из поля выбора. Либо - жесткая оппозиция, либо - продаться Кремлю. Поэтому, вероятно, Лента.ру на днях написала про гражданские инициативы автомобилистов с интонацией, с которой Комсомолка пишет про Буковского, а какие-то мои знакомые с презрением говорили про борьбу с Гравиколом - мол, поборолись бы эти блоггеры с войной в Чечне.

Впрочем, хватит о политике
Не менее важны личные следствия для каждого из нас. У всех нас есть ограничения, наложенные, скажем, природой или обстоятельствами. И человек, который решает, что раз он не может быть успешен как Икс, то лучше вообще ничего не делать, поступает как тот самый подросток, который вообще отказывается выходить из дома. (Слово "успешен" подразумевает широкий спект областей - от бизнеса и денег до литературы, сексуальной жизни и спорта). Это - модель отказа.
"Модель хулигана" в данном случае предполагает ограбление банка, изнасилование соседки и агрессивную графоманию. Пример из классической литературы - Родион Романович Раскольников.

Хорошо бы никогда не забывать, что между идеей "взять небеса штурмом" и "вечно прозябать в грязи" есть широкий спектр возможностей.
И если ими не воспользоваться сегодня - завтра их может не быть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →