Sergey Kuznetsov (skuzn) wrote,
Sergey Kuznetsov
skuzn

Categories:
Много лет назад, в конце восьмидесятых годов, подпольная литература вышла на поверхность и первые годы к ней все присматривались очень внимательно, подозревая в ее подпольных глубинах невидимые миру шедевры. Мы читали "Родник", "Радугу" и самиздатовский "Митин Журнал", который как-то до нас добирался. Оттуда мы узнали термин "новая культура" и некоторое время ждали чудес. Потом выяснилось, что чудес не бывает, но бывают хорошие писатели. Часть из них мы полюбили очень сильно, часть читаем все эти годы, а часть почему-то не перечитываем, но зато вспоминаем с симпатией.
Так вот, все эти двадцать с лишним лет я с большой нежностью вспоминал Аркадия Бартова. В моем архиве даже храниться какая-то его самиздатовская книжка изданная ограниченным числом экземпляров. А первую главу из "Об одном благородном и могущественном короле" мы с Катичкой иногда до сих пор цитируем:
Один могущественный и благородный король, явившись на исповедь к монаху, сказал: "Как-то раз пошел я в покои одной придворной дамы, чтобы с ней согрешить, но дамы не было, постель ее была пуста, и, стало быть, греха я не совершил". "Напротив, мессер, - ответил ему монах, - это все равно, как если бы дама была в постели". "Но разница все же есть", - сказал король.

Собственно, цитируем мы последнюю фразу - возможно, потому что она напоминает разговор про "маааленькие различия" в Pulp Fiction, а, скорее всего, потому что фраза хорошая.
И хотя все эти годы новые тексты Бартова мне на глаза не попадаются, старые я все время вспоминал с нежностью.

Только что я узнал, что Аркадий Бартов умер три дня назад - и сразу обо всем этом вспомнил.
Узнал, что было ему 70 лет - мне он всегда казался совсем молодым, лет на десять старше меня.
Вечная память.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments