Sergey Kuznetsov (skuzn) wrote,
Sergey Kuznetsov
skuzn

Categories:

Pussy Riot и нелинейный отклик

Я очень не хотел ничего писать про Pussy Riot, потому что я не поклонник такого рода акционизма, да вообще - все уже всё сказали без меня и читать френдленту, заполненную истеричными выкриками, немножко надоело.
Но когда прокуротура запросила три года, я понял важную вещь.
Это история не про РПЦ и не про свободу слова и не про «Путина прогони». Это история про нелинейный отклик.
Что я имею в виду? В жизни каждого человека бывает, когда мелкое действие вызывает непропорционально большой результат. Переходил улицу в неположенном месте, из-за угла вылетела машина, затормозила, врезалась в столб, два трупа – поздравляю, ты убийца! Трахался с молознакомым партнером, лопнул презеравтив – поздравляю, у вас ВИЧ! Задержался на работе, шел поздно домой, у подъезда встретили пацаны – поздравляю, твоя жена стала вдовой! Маленькая девочка заговорила на улице с незнакомым мужчиной – ну, понятно, что дальше. Список можно продолжить.

Что важно: во всех этих случаях пострадавший пострадал не на ровном месте. Нельзя сказать, чтобы мы не знали, где надо переходить улицу, как выбирать партнеров (и презервативы), в какое время суток лучше возвращаться домой и с кем лучше не разговаривать. Но допущенная мелкая ошибка в каждом случае вызывает непропорционально страшный результат. То, что заставляет пострадавшего сказать «это несправедливо! Я не ожидал, что будет именно так!». Вот это я называю нелинейным откликом.
Я специально хочу отметить, что никто из нас не застрахован от того, чтобы оказаться в ситуации нелинейного отклика.
Вернемся к Pussy Riots. Понятно, что то, что сделали девушки, во всем мире влечет за собой наказание. Но во всех странах, включая Израиль, который вообще не светское государство, и исключая Иран и еще несколько фундаменталистских стран, это наказание будет выглядеть как штраф, общественные работы (мытье полов в церкви), в худшем случае – непродолжительное тюремное заключение. Мне кажется, это справедливо – подобного рода акционизм предполагает, что художник (активист, политический деятель и тд) готов пострадать за свои взгляды. Но масштаб «страдания» изначально ясен.
Когда Бренер нарисовал доллар на картине Малевича, его посадили в тюрьму – и это было справедливо. Но дело Pussy Riot выглядит так, как если бы ему вдруг взяли и отрубили руку.
Иными словами, это случай нелинейного отклика. И те, кто пишут «о чем они думали? На что они рассчитывали?» должны понимать, что они рассчитывали на то, что с ними поступят по закону – точно так же, как человек, когда видит хулиганов, готов получить по морде, но не готов получить нож в живот.

Отсюда два важных вывода.
1. Я бы не советовал никому злорадствовать. Тут мы все в одной лодке и должны, мне кажется, сочувствовать жертвам, а не говорить «что же ты не объяснил своей покойной дочке, что нельзя разговаривать с незнакомыми людьми?». В конце концов в ситуации нелинейного отклика может оказаться любой из нас – и тут речь не о политике или религии.
2. Последние десять лет деятельность в политическом поле подчинялась некоторым правилам. Скажем, когда я организовывал конкурс рисунков с суда над Ходорковским с последующими выставками по всему миру, я понимал примерный масштаб возможных проблем (замечу в скобках, в реальности проблем вообще не случилось). Люди, которые выходили 31 числа на Триумфальную, тоже понимали, чем может кончиться дело. Точно также обстояло дело в позднем СССР – люди, вышедшие в августе 1968 года на Красную площадь, знали, что их посадят, а Евтушенко, написавший телеграмму Брежневу, знал, что могут не выпустить заграницу или зарубить книгу, но сажать не будут.
Так вот, после истории с Pussy Riots ясно, что любая политическая деятельность может забросить человека в пространство нелинейного отклика. На митинг вышло сто тысяч, и… нет, митинг не расстреляют как в Китае в 1989 году, а просто двадцати произвольно выбранным людям дали срок. Или, скажем, все запостили в фейсбук демотиватор про Путина, все посмеялись, а потом кого-то взяли и посадили.
Я бы хотел избежать конспирологических построений (это специально сделано, чтобы всех запугать; это сделано, чтобы расколоть оппозицию и тд). Просто после этой истории мы должны понять: степень нелинейности в нашей жизни резко выросла.
Не могу сказать, что лично меня это очень пугает – по молодости я любил Камю, Сартра и Бродского, которые считали, что в общем и целом жизнь примерно так и устроена (термин «экзистенциальный абсурд» описывает, в частности, и это). Опять же, в девяностые нелинейности тоже хватало, а я довольно весело провел эти годы.
Короче, в области нелинейного отклика можно жить – и даже получать от этого удовольствие (в молодости, впрочем, проще, чем в моем возрасте)
Вот только такая жизнь не описывается термином «стабильность».

PS
Не могу не отметить, что в ситуации нелинейного отклика всегда находятся люди, которые пытаются объяснить, что "все по-честному", "все по-справедливости".
По мне это то же самое, что говорить "она сама виновата, что ее изнасиловали - зачем пошла в короткой юбке ночью от метро по пустырю?"
Я не могу с такими людьми спорить, потому что я не вижу здесь рациональных доводов, а вижу только психологические защиты людей, которым хочется верить, что мы живем в мире, где отклик линеен и существует справедливость. В мире, где они и их близкие в безопасности.
Как человек, выросший на Камю, Сартре и Бродском, я считаю людей, в которых включается такой механизм, трусами, не способными смотреть в лицо реальному положению вещей.
Впрочем, я понимаю, что во многих других ситуациях подобный механизм включается и у меня - так что кто я такой, чтобы их осуждать?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 693 comments