Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

anyuta

Нил Стивенсон, "Барочный цикл"

Написал для Букника рецензию на "Барочный цикл" Нила Стивенсона - для этого пришлось три года ждать выхода последнего тома. Перевод был готов давным-давно, но, говорят, АСТ влипло в какой-то судебный процесс по поводу обложки - деталей, впрочем, не знаю, да и неважно.
Важно то, что это прекрасная и увлекательная книжка. Хорошо помню, как я пересказывал ее в адоптированном виде три года назад младшему (сем лет) сыну - и в результате, когда случился кризис 2008 года, он сразу понял: "А, это как если один банковский дом не смог оплатить векселя и рухнула вся система торговли через Лион в книжке про Джека и Элизу!"
Иными словами, очень познавательная книга - и, как я уже сказал, увлекательная.
anyuta

Марина Степнова, "Женщины Лазаря"

Раз уж я заговорил о "лучших русских книгах прошлого года", то в этот список, очевидно, попадают "Женщины Лазаря" Марины Степновой. Собственно, вы про него уже слышали, я думаю - потому что были рецензии и рейтинги в магазинах хорошие. Одна беда - если читать рецензии, возникнет ощущение, что это не то Дина Рубина, не то Людмила Улицкая. То есть такая женская семейная сага для интеллигентной аудитории.
Роман, конечно, в самом деле женский - не потому, что написан женщиной и не потому, что про любовь, а потому, что в нем есть чисто женская уверенность в силе красоты (это, к сожалению, было и в "Хирурге", предыдущем романе Степновой). Но если вычесть это романтическое заблуждение (большинство мужчин, я уверен, довольно равнодушны к красоте как таковой: тут все сложнее и, вероятно, страшнее), то получается книга, которую с Улицкой и Рубиной сравнивать как-то совсем странно - потому что она очень хорошо написана. Ну, с точки зрения языка.
Понятно, что сегодня сказать "ох, какой у нее хороший язык" это не сказать ничего. Кому-то хороший язык у этнографических писателей, расширяющих рамки русского языка за счет диаликтизмов и архаизмов, кому-то - у стилизаторов и игроков со словом типа Владимира Сорокина, кому-то - у вдумчивых деконструкторов и наследников Джойса типа Александра Гольдштейна.
Я же люблю другое: большой словарный запас, хорошую работу с метафорой, внимание к деталям. Лучшие и непревзойденный образцы - "Школа для дураков", Набоков опять же. Собственно, когда, может, и тянет зачитать вслух удачную фразу, но на самом деле все работает для того, чтобы персонажи ожили, мир вокруг задышал, сердце забилось.
Это, конечно, совершенно субъективные вещи - но вот у Степновой, мне кажется, здесь все получается: и герои живые, и мир объемный, и даже слезы на глазах читателя.
Почему это надо обзывать "женской прозой" мне непонятно.

Лучшая рецензия, на мой взгляд, вот здесь
anyuta

Александр Григоренко "Мэбэт"

Вчера дочитал книгу Александра Григоренко "Мэбэт" - и мне кажется, это одна из лучших русских книг прошлого года. Нельзя, кстати сказать, чтобы ее не заметили - Данилкин в "Афише", Чанцев в OpenSpace и Галя Юзефович в "Итогах" сходятся в том, что это "литература-литература" и настоящий эпос с мощнейшим финальным катарсисом.
Все это правда, но мне кажется не это главное.
Я довольно равнодушен к стилизованной этнографии как таковой: расширение русского языка за счет новых слов меня не очень волнует, точно также, как и описание того, как рожали ненецкие женщины (я, собственно, и предполагал, что они примерно так и должны рожать). К жанру "великий охотник встречает свою судьбу" я тоже отношусь довольно спокойно - ну, то есть, я люблю про судьбу, но в историях про великого охотника все обычно понятно с самого начала.
Короче, если бы "Мэбэт" в самом деле был запоздалым ненецким эпосом я бы его не полюбил - к счастью, все гораздо сложнее.
Собственно, первые пятьдесят страниц я не очень понимал, зачем мне читать эту попылку ненецкой "Калевалы" - ну да, как бы эпос, про как бы могучего героя, тайга, этнография, все дела. Потом выяснилось, что у книжки есть сюжет. И в районе сотой страницы началось - да так, что оставшиеся сто пятьдесят я дочитал не отрываясь.
Собственно, вторая половина книги - кривое зеркало первой. История о великом охотнике заканчивается и нам - вдруг - рассказывают, что же происходило "на самом деле", вплоть до того, что все герои второго плана, жалкие статисты, вдруг обретают свой голос, предъявляя герою счет.
Я не этнограф и не специалист по мифологии, но, мне кажется, традиционные эпосы так не делаются - это вполне себе современная литература.
Отдельно радует, что Григоренко не пошел по соблазнительному пути игры с читателем - тут нет никаких "скрытых цитат" и современных аллюзий (то есть можно, при желании, найти Заратустру, фрейдизм и всякую телему - но никто не восклицает на ненецком do what thou wilt и не возвещает смерть Бога).
Данилкин пишет, что у этой книги нет близких аналогов и ее невозможно позиционировать и продать. Мне кажется, что аналоги вполне себе есть - и, конечно, это никакой не ненецкий Маркес (как сказали друзья Чанцеву), а, скорее, ненецкая "Темная башня" или ненецкий "Властелин колец" - темная и страшная фэнтези, со всякой нежитью, живыми человеческими отношениями и эпическим размахом, позволяющим говорить о человеке, судьбе и о персональной ответственности за все, что ты сделал.
Хочется верить, что ее удастся "продать" - ну, или по крайней мере у нее будет своя армия преданных читателей. (Почему-то мне отдельно хочется порекомендовать ее поклонникам разной психоделии и Александра Шульгина, но это уже совсем в скобках)
Главное тут пробиться через первые пятьдесят страниц - честное слово, это не про тайгу, и не стилизация, и не про этнографию. По большому счету это книга про удел человеческий и про то, как каждому из нас придется встретить смерть.
anyuta

Читательская рецензия на "1984"

Мои родители любили пересказывать кусок из "бегства мистера маккинли", где один из персонажей пересказывает "Преступление и наказание" в стиле "один чувак задумал замочить старуху..." Пересказывалось это в том смысле, что уровень восприятия читателей может превратить неведомо во что любую книгу.
Но я вот сегодня прочел прекрасное в одном из книжных сообществ:
"Оруэлл "1984". Читал не отрываясь несколько дней. Антиутопия, романтика, страдания, - казалось бы, такого много, - но эта в таком стиле, что я просто безукоризненно дрочил в истерических конвульсиях".

И мне стало ясно, что меня совершенно не парит, как читатель описывает свои ощущения от "1984" - я как-то верю, что он про эту книгу понял достаточно. Подозреваю, что даже больше, чем те, кто пишут, что это "обличение тоталитарных режимов середины ХХ века".
anyuta

И еще одна загадка

В рецензии на только что вышедший новый перевод Fear of flying рассказал мой любимый случай дурного перевода:
В одном фрагменте фигурировал город Виена и исторический персонаж по имени Конт Вронски. В другом я обнаружил фразу (цитирую по памяти): «Мой муж был неистощим в сексе и никогда не важничал, даже когда был сердит или устал». Задумавшись, почему кто-то должен важничать, будучи сердитым или усталым, я выяснил, что...

Ну, кто отгадает не ходя по ссылке?
anyuta

Дмитрий Быков, "Окуджава"

Пока меня не было в Москве "Букник" напечатал мой текст про "Окуджаву" Быкова.

Booknik
Из двухтысячных с любовью

Попытка экспроприации Окуджавы «новыми левыми» не имела успеха: Окуджава остался символом интеллигенции, может, и склонной к героическим порывам, но по сути своей глубоко конформистской, готовой все понять и простить.

Признаем честно: интеллигенция проиграла вчистую. Она проиграла не только в борьбе за власть (так ей и положено), но и в войне за умы. Неслучайно последние десять лет фамилию героя книги можно было то и дело встретить в негативно-нарицательном контексте: «и прочая окуджава».

В России не любят проигравших — особенно проигравших, которые хотя бы на миг оказались на коне.

Сергей Кузнецов
anyuta

To whom it may concern

На сайте Букник - моя статья про Алена де Боттона.
Я реально считаю, что журнал Афиша.Мир совершил что-то невозможное, напечатав его "Искусство путешествий"
Прекрасная, охуенная просто, книга
Может быть, ее еще можно как-то найти
anyuta

(no subject)

Страшно раздражает, когда приходится печатать рецензии на уже давно вышедшие и отрецензированные книги. Но вот с рецензией на последнего Дмитрия Быкова мы, кажется, вошли в первую пятерку отозвавшихся как минимум.
Ничего, я вот знаю где взять неопубликованную Улицкую... там, думаю, самыми первыми будем :))