Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

anyuta

И немножко о слове "либералы".

Мне кажется, это вконец бессмысленное слово в России сегодня. И вконец бессмысленно сведение всей оппозиции Путину к либералам и националистам. На самом деле речь идет о людях, которые хотели бы, чтобы в России осуществился европейский путь развития в смысле базовых вещей - разделение властей, сменяемость власти, работающие суды и так далее. У них всех довольно разные взгляды, вообще-то.
Хороший пример - люди из журнала Афиша двухтысячных. Они ни фига не "либералы" в том смысле, в каком "либералы" - это Пархоменко и Шендерович. Данилкин любил Проханова, куча народа очень любило Летова - но при этом они все, конечно, хотели, чтобы люди в России были свободными, суды работали нормально, выборы не фальсифицировали и так далее. И когда я говорю "мы" (в том числе в контексте "что мы не сделали, хотя могли") - я говорю о людях этого типа, а вовсе не о каких-то сферических "либералах в вакууме".
И, очевидно, что сведение противников нынешней власти и нынешнего курса к "либералам" - это во-первых неверно, а во-вторых вредно.
Может, начать банить за это слово?
anyuta

"Путин", елизаветинская трагедия

Весной в Париже я сходил в Театр дю Солей (не путать с цирком) на Макбета. Прекрасный спектакль и замечательный театр, но я не о том. Размышляя о Макбете, я подумал, что можно было бы написать настоящую елизаветинскую драму из современной российской истории. В четырех актах. В главной роли я видел кого-то вроде Орсона Уэллса (хотя злые языки говорят, что лучше бы Безрукова, потому что он всегда всех играет). Трагедия должна была называться «Путин» и я даже написал краткий синопсис. Это было как раз в тот момент, когда временно казалось, что Крымом дело ограничится – но ровно на следующий день в Донбассе все активизировалось и я решил недельку подождать с тем, чтобы этот синопсис выкладывать в фейсбук. Так каждую неделю я его на неделю откладывал, а сейчас решил – чего уж там, все так быстро меняется, что можно считать историческим документом. Тем более, что зритель знает больше о том, что будет после того места, где я остановился.

Поэтому – вот синопсис елизаветинской трагедии «Путин».
(На всякий случай я должен предупредить, что совпадение героев пьесы с реальными историческими персонажами примерно как у Шекспира – то есть очень приблизительное. Так что если кто получился не похож – не обижайтесь!)

1 акт.
Борис Березовский предлагает Путину власть. Путин колеблется. Березовский рассказывает, как много добра он может сделать для России и Путин соглашается.
Его жена Людмила боится, что за государственными делами Путин забудет о простых радостях семейной жизни. Путин клянется ей памятью своего покойного отца (или чем там клянуться у Шекспира?), что никогда не перестанет ее любить.
Заговорщики осуществляют взрывы домов в Москве и развязывают войну в Дагестане и Чечне. Путин становиться Правителем России и изгоняет Бориса Березовского в Лондон.
Примечание: тут, конечно, важен не сюжет (который более ли менее известен), а общий масштаб действющих лиц и накал страстей. Например, изгоняемый Березовский произносит монолог о том, что никогда еще ребенок не предавал отца так коварно, и даже царь Эдип, спеша к постели Иокасты, убил отца почти случайно на перекресткте трех дорог. Но ты не так! Расчетливо и хладно ты подготовил свой удар – короче, говорит долго, проклинает Путина и уходит, запахнувшись в плащ.
Путин тоже запахивается в плащ и замирает посреди сцены – одновременно скорбный и горделивый.

2 акт.
Здесь не очень хорошо с историческими событиями. Ну, лодка потонула. Ну, Беслан и Норд-Ост... короче, начинается второй акт с того, что Путин отменяет в России выборы. Его приближенные, сжигаемые мелочными чувствами, знакомят его с Алиной Кабаевой и между ними вспыхивает страсть. Людмила ломает руки на заднем плане. От любви Путин теряет волю и выдержку, приближенные уговораривают его отменить в России выборы и стать пожизненным правителем страны. Но в последний момент Путин отменяет уже готовое решение. Монолог о том, что он хочет быть легитимным правителем и жить по закону.
Он зовет к себе Дмитрия Медведева и говорит, что пусть тот правит Россией четыре года, а потом пусть решит народ кто останется правителем! Медведев отвечает (монологом), что не обманет доверия Путина и уходит, запахнувшись в плащ.
Путин тоже запахивается в плащ и замирает посреди сцены – гордый тем, что выполнил свой долг

3 акт.
Прошло пять лет. Путин и Медведев стоят у окна в Кремле. Снаружи беснуется толпа, вздымая над головой белые ленточки. Крики «Смерть тирану!». Путин говорит Медведеву, что тот обманул его доверие и вверг страну в хаос. Теперь он будет править железной рукой.
Медведев уходит, запахнувшись в плащ. Гонец приносит письмо из Лондона. Борис Березовский пишет, что его проклятие сбылось, народ поднялся против тирании и в Лондоне своем уже готовит челн и белого коня для въезда в новую столицу. В ярости Путин разрывает письмо и зовет к себе тайных убийц, которым велит убить Березовского прямо в ванной. Убийцы уходят, Путин отправляет свою жену в монастырь.
Акт заканчивается присоединением Крыма. Войска маршируют, Путин запахивается в плащ и замирает посреди сцены в кровавых отблесках огня, окончательно превратившись в тирана

4 акт
Как известно, никто нынче не умеет писать шекспировские пьесы, поэтому на то, чтобы научиться, уйдет много лет. К этому моменту мы узнаем, что будет в четвертом акте (кстати, поймем надо ли вводить в третий акт Навального или, наоборот, во второй – Ходорковского).

В любом случае, мы все знаем чем кончаются трагедии Шекспира, не правда ли?
anyuta

Немного о современной журналистике

Я лет десять назад почти перестал писать что-либо для разных СМИ. Прежде всего, потому что я не мог понять, как выглядит журналистика нулевых, от которой меня не тошнит. То есть были отдельные хорошие авторы - я всегда, скажем, был поклонником Ромы Волобуева - но они выглядели как такой омаж журналистике девяностых: было ясно, что основной тренд какой-то совсем другой и он мне не то, чтобы не нравился... просто был скучен.
И вот пару лет назад, читая всякие сайты, я увидел, что у двутысячедесятых есть свой стиль: он довольно хулиганский, часто матерный, иногда провокационный... единственная проблема заключалась в том, что авторы этим стилем писали на темы lifestyle - ну, как сделать чтобы девушки не давали не только тебе и все такое прочее. В силу возраста и сложившегося лайфстайла эти материалы представляли для меня только стилистический интерес.
А потом случился 2012 год и выяснилось, что стабильность закончилась. И сразу стало ясно, что есть о чем писать. И, скажем честно, успех "Спутника и Погрома" связан даже не с политической позицией авторов сайта, а с тем, что они сумели скрестить вот этот новый стиль с актуальными политическими темами (не они одни сумели, кончено, Часто в блогах увидишь такое, что просто визжишь от радости, как ударно написано).
Генезис этого стиля, скажем честно, нами известен (даже если авторы не в курсе). Лет восемьдесят назад Луи-Фердинанд Селин реформировал французскую письменную речь, догадавшись, что площадная брань подходит не только для площадей и художественной литературы, но и для публицистики. Вынесем за скобки политические взгляды ЛФС и его дурное отношение к евреям, и скажем, что его эссе про посещение СССР даже в переводе абсолютно прекрасно.
Ну так вот - современная публицистика примерно так и делается.
А написать я это решил после прочтения последней статьи на "Петре и Мазепе". Как и в случае Селина, мне бы хотелось оставить в стороне политические взгляды Александра Нойнеца - не потому, что я с ними так уж сильно не согласен, а потому, что речь о другом.
Короче, вот статья. Тема довольно скучная - обличают спикера Правого сектора, который сказал хуйню - но написано так, что я даже перечитал для удовольствия. По эстетической выразительности напоминает рекламу Бенетона девяностых годов: страшно, но здорово.

PS Несмотря на то, что статья написана разухабисто и бойко, я хочу сказать, что серьезно воспринимаю ситуацию на Юго-Востоке Украины, беспокоюсь о жизнях мирных граждан и желаю скорейшего прекращения силового конфликта с минимумом жертв среди гражданского населения. Это я пишу, чтобы избежать лишних комментариев.
anyuta

Секс, политика и литература

Почему-то все считают нужным сказать что-то ироничное по поводу письма Марии Бароновой к Эдуарду Лимонову.
Мне, между тем, кажется, что это прекрасное письмо - но только оно прекрасно не как реплика в беседе с Лимоновым (вряд ли Лимонов на него ответит, а если и ответит - не очень интересно что), а прекрасно как честный рассказ о том, как связаны для автора письма секс, политика и литература.
Это важная тема и, парадоксальным образом, для меня она связана с романом, в неявной форме Машей упомянутом. Потому что мне это объяснил именно Оруэлл - примерно тогда, когда Мария Баронова родилась:
Их любовные объятия были боем, а завершение -- победой. Это был удар по партии. Это был политический акт

Мне кажется, фраза Маши - "Человек, который научил меня сосать хуй и свободно ебаться как животное, не может работать на этих мертвых упырей" - достойно развивает тему.
Хотя, увы, история учит нас, что она неправа: люди, свободные в сексе, отлично умеют работать на самую мерзкую власть.
Но утопическая мысль, что сексуальная свобода как-то связана со свободой политической, мне всегда была симпатична: наверно потому, что я родился в те годы, когда она была особенно популярна :)
anyuta

Pussy Riot и нелинейный отклик

Я очень не хотел ничего писать про Pussy Riot, потому что я не поклонник такого рода акционизма, да вообще - все уже всё сказали без меня и читать френдленту, заполненную истеричными выкриками, немножко надоело.
Но когда прокуротура запросила три года, я понял важную вещь.
Это история не про РПЦ и не про свободу слова и не про «Путина прогони». Это история про нелинейный отклик.
Что я имею в виду? В жизни каждого человека бывает, когда мелкое действие вызывает непропорционально большой результат. Переходил улицу в неположенном месте, из-за угла вылетела машина, затормозила, врезалась в столб, два трупа – поздравляю, ты убийца! Трахался с молознакомым партнером, лопнул презеравтив – поздравляю, у вас ВИЧ! Задержался на работе, шел поздно домой, у подъезда встретили пацаны – поздравляю, твоя жена стала вдовой! Маленькая девочка заговорила на улице с незнакомым мужчиной – ну, понятно, что дальше. Список можно продолжить.
Collapse )
Отсюда два важных вывода.
1. Я бы не советовал никому злорадствовать. Тут мы все в одной лодке и должны, мне кажется, сочувствовать жертвам, а не говорить «что же ты не объяснил своей покойной дочке, что нельзя разговаривать с незнакомыми людьми?». В конце концов в ситуации нелинейного отклика может оказаться любой из нас – и тут речь не о политике или религии.
2. Последние десять лет деятельность в политическом поле подчинялась некоторым правилам. Скажем, когда я организовывал конкурс рисунков с суда над Ходорковским с последующими выставками по всему миру, я понимал примерный масштаб возможных проблем (замечу в скобках, в реальности проблем вообще не случилось). Люди, которые выходили 31 числа на Триумфальную, тоже понимали, чем может кончиться дело. Точно также обстояло дело в позднем СССР – люди, вышедшие в августе 1968 года на Красную площадь, знали, что их посадят, а Евтушенко, написавший телеграмму Брежневу, знал, что могут не выпустить заграницу или зарубить книгу, но сажать не будут.
Так вот, после истории с Pussy Riots ясно, что любая политическая деятельность может забросить человека в пространство нелинейного отклика. На митинг вышло сто тысяч, и… нет, митинг не расстреляют как в Китае в 1989 году, а просто двадцати произвольно выбранным людям дали срок. Или, скажем, все запостили в фейсбук демотиватор про Путина, все посмеялись, а потом кого-то взяли и посадили.
Я бы хотел избежать конспирологических построений (это специально сделано, чтобы всех запугать; это сделано, чтобы расколоть оппозицию и тд). Просто после этой истории мы должны понять: степень нелинейности в нашей жизни резко выросла.
Не могу сказать, что лично меня это очень пугает – по молодости я любил Камю, Сартра и Бродского, которые считали, что в общем и целом жизнь примерно так и устроена (термин «экзистенциальный абсурд» описывает, в частности, и это). Опять же, в девяностые нелинейности тоже хватало, а я довольно весело провел эти годы.
Короче, в области нелинейного отклика можно жить – и даже получать от этого удовольствие (в молодости, впрочем, проще, чем в моем возрасте)
Вот только такая жизнь не описывается термином «стабильность».

PS
Не могу не отметить, что в ситуации нелинейного отклика всегда находятся люди, которые пытаются объяснить, что "все по-честному", "все по-справедливости".
По мне это то же самое, что говорить "она сама виновата, что ее изнасиловали - зачем пошла в короткой юбке ночью от метро по пустырю?"
Я не могу с такими людьми спорить, потому что я не вижу здесь рациональных доводов, а вижу только психологические защиты людей, которым хочется верить, что мы живем в мире, где отклик линеен и существует справедливость. В мире, где они и их близкие в безопасности.
Как человек, выросший на Камю, Сартре и Бродском, я считаю людей, в которых включается такой механизм, трусами, не способными смотреть в лицо реальному положению вещей.
Впрочем, я понимаю, что во многих других ситуациях подобный механизм включается и у меня - так что кто я такой, чтобы их осуждать?
anyuta

Тропаревский лес: прошу помощи

Когда слышишь, как кто-то выступает в защиту чего-то хорошего против всего плохого, то в глубине души радуешься, что лично тебя это не касается. Вот, скажем, Химкинский лес. Или лес в Жуковском. Или озеро Байкал. Все это ужасно, но я ни в Химках, ни в Жуковском, ни на Байкале не был, и поэтому мое возмущение и моя поддержка борьбы немного умозрительная.
Теоретически мы все знаем, что весь смысл политического активизма (в хорошем смысле этого выражения) в том, чтобы присекать зло еще до того, как оно добралось до тебя и твоих близких. Но это теоретическое знание - и поэтому каждый раз, когда оно подтверждается, испытываешь... ну, сложные чувства.
Вот и со мной случилось.
Надо сказать, что где-то лет двадцать из своих сорока пяти я прожил в микрорайоне Тропарево, в доме из окон которого виден небольшой лес - не чета Химкинскому, скорее, лесопарк, чем лес, но все равно. Весной он медленно и совершенно волшебно зеленел, зимой над ним летали вороны... идти до него было минут пять. Там цвели подснежники и водились белки. В нем я гулял с бабушками и младшим братом, а спустя лет пятнадцать - со своей старшей дочерью, потом - выгуливал младшую в коляске, читая Кастанеду (или что мы там читали в девяностые?).
Уже пять лет я не живу в Тропарево, только в гости приезжаю - и поэтому почти случайно узнал, что Тропаревский лес - под угрозой исчезновения. То есть его решили реконструировать путем прокладывания асфальтовых дорожек шириной метра три, а в процессе этой реконструкции, как мы понимаем, он тоже изрядно проредиться.
Местные жители сформировали инциативную группу (Тропарево довольно политически-сознательный район), которая выявила множество нарушений. В это воскресенье в 12 дня будет сход, где попытаются переломить ситуацию.
Шанс спасти лес еще есть и поэтому я прошу о помощи.
Прежде всего - журналистов. Мне кажется, стоит прийти на этот сход и написать об этом - потому что это не инициатива профессиональных политических активистов или партий, а настоящее низовое движение. Таких движений, я знаю, много - но пишут о них мало и поэтому возникает ощущение, что деятельность противников режима ограничивается прогулками по бульварам и голодовками где-то на Волге.
Во-вторых прошу о помощи всех неравнодушных. Напишите об этом. Сделайте перепост. Скажите друзьям, которые живут в Тропарево. Свяжитесь с журналистами. Я уже писал - не я один, конечно - что от митингов надо переходить к поддержке низовых гражданских инициатив, чтобы любая инициативная группа, защищающая интересы жильцов своего микрорайона, понимала, что она получает поддержку всего протестного движения - хотя бы моральную. Вот один из примеров. Я уверен, что движений, нуждающихся в поддержке, куда больше, чем мы можем представить. И поддержав одно, мы дадим шанс всем остальным тоже выйти из тени, получить нашу поддержку и, в конце концов, победить.
Может быть, это даже важнее, чем судьба небольшого лесопарка.
Но помимо борьбы за хорошее против плохого, мне еще очень хочется, чтобы и мои внуки могли гулять там, где гулял я и мои дети.

Ссылки
Группа на фейсбуке
Сообщество в ЖЖ
Само собой, внутри там тоже много ссылок.
Требования и подробные ответы на вопрос "что не так с реконструкцией" изложены вот тут - надо нажать see more.
Подробно про сход, там тоже много деталей.
anyuta

Машина Добра и проблемы повседневной жизни наших соседей

Ровно в тот момент, когда Навальный выкладывал свой эпический пост про Машину Добра я проводил дискуссию с подростками в лектории Политеха. И обсуждали мы, в частности, ровно то, что у Навального во входящих задачах: как разговаривать с искренними политическими оппонентами и что противопоставить враждебной пропаганде.
Выяснилось, что в смоделированной дискуссии умные и социально-активные подростки спотыкаются примерно в том же месте, где легендарная Света из Иваново. То есть они хорошо рассказывают, что в жизни плохо - экология, дороги, образование - но как это "плохо" связано с условным "Путиным", объяснить оказалось не легче, чем аргументировать, почему за "стали более лучше одеваться" надо быть Путину благодарным.
Я подозреваю, что трудности с аргументацией возникают не только у школьников.
Поэтому контрпропаганда часто оказывается совершенно беззубой и неэффективной.
Это и есть та рытвина, на которой может начать пробуксовывать Машина Добра.
Вместе с подростками мы придумали, как минимум, один способ с этим справиться - и, мне кажется, он будет полезен и для всех участников обсуждаемой контрпропагандисткой операции.
Надо идти от частного - к общему, от близкого - к далекому. То есть аппелировать не к абстрактным или далеким примерам (у Навального таковы оба кейса - про Роттенберга и про Казань), а к близким.
"В нашей школе - невкусные и несвежие завтраки. Это потому что подрядчик спущен школе сверху, хотя формально проведен тендер. Более крупные тендеры устроены точно также. Вот, например, подряд на то-то и то-то выиграл такой-то член кооператива "Озеро". И пока у них так устроено наверху - наши дети будут есть гнилые завтраки".
"Вот фотография знаментой ямы на въезде на наш двор, которую не могут заделать уже год. Между тем, на ремонт дорог в Москве выделяется столько-то миллионов, то есть примерно столько-то сот тысяч рублей на метр дороги. В Швеции, где климат немногим лучше, тратят в десять раз меньше. Как вы думаете, в чьих карманах осели столько-то миллиардов рублей? И почему каждый раз, подпрыгивая при въезде в наш двор, мы должны оплачивать яхты и виллы московских чиновников?"
Стилистически я, разумеется, утрирую. К тому же, цифры надо проверять - потому что мы про аргументы, а не про зомбирование оппонента.
Но все равно я думаю, что в рамках Машины Добра надо говорить с людьми именно о локальных проблемах и показывать их связь с проблемами глобальными. Впрочем, тут я, кажется, повторяюсь.
anyuta

Возвращение политики

Главный итог декабря 2011 года: политика вернулась – и вернулась не как самоценная вещь, а как инструмент, как способ сделать свою жизнь лучше.
Восьмидесятые годы были временем политической борьбы и разговоров о политике. К середине девяностых стало модно говорить «я политикой не интересуюсь». Кто-то посчитал, что «коммунистов победили – пусть теперь политикой занимаются профессионалы», кто-то слишком хорошо помнил, как в 1993 году политическая борьба привела к гражданской войне в рамках одного города, кого-то тошнило от одного вида «политиков», сидящих в Думе. "Заниматься политикой" было чем-то постыдным. "Политика" означало "коррупция" или, в лучшем случае, было названием полосы в ежедневной газете, которую пролистывали в поисках более интересных тем.
Это чувство политической апатии в конечном итоге и привело к власти Путина.
«Политическую свободу» были готовы отдать за что угодно – за бытовую свободу, колбасу, безопасность, стабильность… без разницы. Казалось, люди получают что-то ценное в обмен на какую-то ненужную фигню.
Дальше началось интересное.
Старая шутка гласит, что если ты не интересуешься политикой, то политика заинтересуется тобой. Так и оказалось.
Выяснилось, что без политической свободы не бывает бытовой свободы – ну, то есть, когда в стране такой уровень коррупции, то ментов начинают боятся примерно как бандитов, а следом начинаются сфабрикованные дела о педофилии и предложения запретить гомосексуализм – где уж тут бытовая свобода?
Без политической свободы не бывает безопасности – из дома могут выселить, силовики разного уровня могут приебаться, машина сбить на пешеходном переходе и уехать как ни в чем ни бывало… при такой безопасности никакой стабильности не захочешь.
Через двенадцать лет путинского режима теоретически понятная мысль о ценности политической свободы и ее связи со всякими другими – куда более ощутимыми - вещами стала ясна не только теоретикам. Возможно, без Интернета или с закрытыми границами на это ушло бы больше времени – но рано или поздно это все равно случилось бы.
В декабре 2011 года впервые за 15 (если не 20) лет стало немодно говорить «я политикой не интересуюсь». Я верю, что даже профессиональные «политики» из Думы и «оппозиции» не смогут отыграть это назад.
Человек, один раз понявший, что «The personal is political» никогда этого не забудет
anyuta

(no subject)

Тут один знакомый дал умные ответы на два вопроса: "чего всех проняло?" и "чего же требовать?"
Я тоже считаю, что требовать не просто перевыборов, а суда над фальсификаторами и изменения практики выборов в целом (допустить несколько незарегистрированных партий, вернуться к 5% барьеру и тд).
То есть я понимаю, что и в таком виде надо будет быть очень бдительными, но это минимум-миниморум.
Хотя, конечно, предпочтительней отставка Путина :)
anyuta

Шесть тезисов

За последние пару суток я принял участие в большом количестве дискуссий и поэтому решил сформулировать несколько тезисов, которые мне представляются верными - по крайней мере, они выражают мою систему взглядов в нынешний момент.

1. Правитель Икс, пришедший к власти в результате свободного волеизлияния народа, всегда лучше правителя Игрек, который удерживает власть путем лжи и фальсификаций – потому что Игрек будет и дальше лгать, а Икс хотя бы первое время будет оглядываться на тех, кто его выбирал. Кроме того, если это «первое время» быстро закончится, Икса будет легче поменять на какого-нибудь Зет, чем Игрека.

2. Ни разу за 45 лет жизни ни в одной стране мне не встречался правитель, политические взгляды которого устраивали бы меня – даже если брать только принципиальные вопросы. Не вижу никаких оснований надеяться на то, что в дальнейшем что-то измениться. Но это не повод перестать отличать кандидатов в правители друг от друга и сказать "какая разница!". Разница есть.

3. Союз умеренных националистов и протестных либералов – вовсе не изобретение 2011 года: мы все это видели в 1990-91 году. Как и многое другое.

4. Если вы не хотите насильственного свержения строя, убийств и крови, то пресекайте провокации и не затевайте драку первыми. Можно попробовать кричать «полиция с народом!», дарить ОМОНовцам цветы и предлагать кофе из термоса. Это деморализует. К слову, тактика ненасильственного сопротивления сработала не только у Ганди, но и в Москве 1991 года.
Если хотите - поступайте наоборот.

5. Пресловутый хаос в «лихие девяностые» случился потому, что полностью изменился экономический уклад и политическая система. Сейчас никто не предполагает радикально менять экономический уклад (закрыть границы или, наоборот, полностью отменить пошлины), да и политическая система при любом раскладе останется президентской республикой с парламентом разной степени независимости. Хорошо это или плохо, но новых девяностых не выйдет – как, кстати, не вышло их на Украине после победы Ющенко.

6. Мне не нравится стабильность при которой люди стабильно боятся, что их выселят из квартиры (если дом в центре Москвы), отберут бизнес (если есть что отобрать), изобьют на улице или в милиции (это как повезет) и в конце концов оставят умирать без ухода в государственных больницах. Мне кажется, ее можно попробовать обменять на что-нибудь получше – в том числе, на другой вариант стабильности